Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » Общество

Расчлененка на экспорт

Воскресенье, 24 мая 2020

Посольство России в США требует извинений от агентства Bloomberg. Спикер Госдумы Володин настаивает на том, что текст, опубликованный на сайте агентства, ставит своей целью “расчленение России”. Таковы официальные комментарии к статье с анализом свежих данных ВЦИОМ, согласно которым рейтинг доверия президента РФ пробил очередное дно.

Социология при авторитаризме – наука неточная, но есть нюансы. Одно дело, когда респондента спрашивают о том, доверяет ли он конкретному Ивану Ивановичу или там Владимиру Владимировичу – законно избранному бессменному царю. Тут многие из опрошенных поостерегутся давать отрицательный либо уклончивый ответ. Иное дело, если гражданина попросят самостоятельно назвать политиков, которым он доверяет. Ибо память – штука ненадежная, эдак с утра пораньше можно не вспомнить, на кого молишься по ночам. И как бы не догадаться, чего от тебя Родина ждет, какого имени взыскует. То есть затрудниться с ответом.

С этой настороженной дипломатичностью россиян, в которой парадоксальным образом проявляется истинное их отношение к верховному правителю, был связан скандал годичной давности. Тогда вполне себе сервильный ВЦИОМ в опросе без подсказок насчитал рекордно низкие 31,7% всенародного доверия Путина. Что вызвало крайне негативную реакцию в Кремле. В частности, пресс-секретарь президента потребовал “разъяснений по этому поводу”, и перепуганные социологи стахановскими темпами организовали оргию публичного обожания гаранта. Сами организовали, сами и поразились “сенсационным” цифрам, согласно которым чуть ли не три четверти потенциального электората признались в любви к Владимиру Владимировичу. Хотя фокус был прост и заключался в том, что забывчивых его воздыхателей спросили в лоб: веруете в Путина – или нет? Сознаться в своем постыдном безверии отважились лишь считаные отщепенцы.

Свежий скандал развивается по канонам прошлогоднего. Труженики ВЦИОМ все-таки не забывают о науке и ее правилах и раз в месяц позволяют себе эту дерзость: поинтересоваться у людей, не поминая имена политиков всуе, кто из них какое место занимает в рейтингах доверия и недоверия. Из таблицы следует, что количество затруднившихся с ответом достигло предельных 49,7%, а показатели Путина снизились до минимальных 27%. Только теперь шум погромче, чем год назад. Поскольку на эти цифры обратили внимание враги и в аналитической заметке агентства Bloomberg они приведены с соответствующими комментариями.

Потому история обретает международные масштабы. Посольство РФ в Вашингтоне клеймит журналистов позором, призывая редакцию “разместить реальные показатели доверия и принести извинения своей аудитории за очередную дезинформацию”. А спикер Госдумы Володин прозревает в этой и других публикациях иностранной прессы заговор американцев с целью “дискредитации президента, ключевых институтов власти, ведущих политиков, для того чтобы подорвать доверие и ослабить их” и в конечном итоге “расчленить Россию”. Впрочем, про несчастных, снова оказавшихся в центре политической заварушки социологов ни посольские, ни спикер не заговаривают – и это значит, что тем не придется срочно отмазываться, мучая респондентов. Похоже, за год руководству ВЦИОМ удалось объяснить руководству страны, чем отличается анкетирование без шпаргалок и наводок от привычного в авторитарном государстве – и для чего иногда нужны такие опросы.

Сегодня эта, как бы сказать, гневливая туповатость при оценке социологических данных – товар экспортный. Многие опубликованные в западных изданиях тексты, посвященные России и содержащие критику, крайне болезненно воспринимаются в Москве. Вне зависимости от того, на кого ссылаются иностранные репортеры, как это было, например, с публикациями FT и NYT насчет занижения смертности от коронавируса в РФ, основанными исключительно на российских источниках. Крик в нашей осажденной крепости все равно стоял страшный, прямо стены содрогались. И если отдельно заметить, что западные лидеры в последнее время практически никак не высказываются в отношении Кремля, то становится совсем непонятно, с кем нынче воюют российские парламентарии, дипломаты, пропагандисты. Зачем они вообще орут.

Оптимистическая версия сводится к тому, что орут они с тоски и по той причине, что иначе разговаривать не умеют. Пандемия больно бьет по экономике и скрепам, плебисцит и даже майский парад пришлось переносить на неведомо какие сроки, нервы ни к черту, народ действительно отворачивается от Путина – вот начальство и переживает. Вот и отводит душу, типа уличая авторов Bloomberg во лжи, ибо “именной” рейтинг доверия Путину от ВЦИОМ составляет 67,9%, и совершенно игнорируя тот факт, что речь идет о разных опросах. И что наиболее корректным нельзя не признать опрос, в котором граждан никто не заставляет ставить крестики возле знакомых до боли фамилий. Так что 27% – это цифра честная, красная цена в базарный день безальтернативному Владимиру Владимировичу. Огорчительная для сплотившихся вокруг него элит, вот они и бесятся.

Однако имеется и другое объяснение их беснованиям. Весьма мрачное. Нормального выхода из тяжелейшего кризиса, связанного и с карантином, и с шестилетней самоизоляцией России, Путин не видит, оттого резко настроен на конфликт. По стандартным сценариям, опробованным в Южной Осетии, в Крыму и Донбассе, и мы пока можем лишь гадать, какими методами он будет опять сплачивать народ перед лицом внешней угрозы. Кого назначит врагом и где рванет. Возможно, на границе “народных республик”, чьи войска, то бишь российская армия и боевики, уже приведены в боевую готовность “на случай дальнейшего агрессивного поведения Киева”. А статьи в американских, британских, французских и прочих СМИ, равно и истерики, которые закатывают официальные лица относительно этих текстов, – это лишь предлог для дальнейшей эскалации разборок с Западом и его союзниками. Социология тут ни при чем.

Тем не менее знакомиться с новейшими выкладками ВЦИОМ – занятие полезное. Любопытно же наблюдать, как функционирует общественная наука в авторитарном государстве. Как с ней взаимодействует народ, клянясь в верности вождю, и как иногда пробалтывается, отмалчиваясь, ежели его не принуждают пинками к правильному ответу. Как он поддерживает власть, боится ее и тихо презирает. Зрелище печальное, но и поучительное, и обнадеживающее, если вспомнить, как меняется страна, когда страх уходит, а презрение, перерастая в ненависть, делается чувством всеобщим.