Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » Общество

Бывший начальник столичного управления СКР Дрыманов получил 12 лет

Среда, 18 марта 2020

Судья Мосгорсуда Сергей Груздев приговорил бывшего начальника столичного управления СКР Александра Дрыманова к 12 годам строгого режима по обвинению в получении взяток, в том числе от вора в законе Захария Калашова (Шакро Молодого). Об этом сообщает ТАСС.

Дрыманов оштрафован на 196 миллионов рублей и лишен звания генерал-майора юстиции. Груздев запретил ему работать в органах в течение пяти лет после освобождения.

Два других фигуранта дела также получили различные сроки в колонии строго режима: бывшему начальнику управления собственной безопасности СКР Михаилу Максименко назначено 14 лет со штрафом в 247 миллионов рублей, экс-руководителю управления СКР по Центральному округу Москвы Алексею Крамаренко – 10 лет со штрафом в 195 миллионов рублей.

Как передает Би-Би-Си, все трое признаны виновными в получении особо крупной взятки (часть 6 статьи 290 УК), а Дрыманов также – в получении крупной взятки (пункт “в”) части 5 статьи 290 кодекса.

10 февраля в прениях прокурор попросил назначить Никандрову 16 лет колонии, Максименко – 17 лет, Крамаренко – 14 лет.

По данным ТАСС, в деле Дрыманова есть еще несколько фигурантов, материалы в их отношении выделены в отдельное производстов.

Следствие по делу вела ФСБ. Согласно фабуле дела, Дрыманов вместе со своми бывшим первым замом Денисом Никандровым и Крамаренко входил в организованную преступную группировку, лидером которой был Максименко. Как утверждалось, они получили через бизнесмена Дмитрия Смычковского 1 миллион долларов за содействие в освобождении из СИЗО и смягчении приговора арестованному Андрею Кочуйкову (Итальянцу) – подручному Шакро. Кочуйков был отправлен в СИЗО за участие в перестрелке, произошедшей у столичного ресторана Elements в декабре 2015 года. Кроме того, Дрыманову вменялся также второй эпизод взяточничества – получение около 500 тысяч рублей от Никандрова за продвижение по службе.

Никандров был задержан и арестован в июле 2016 года одновременно с Максименко и замом последнего Александром Ламоновым. Ламонов и Никандров пошли на сделку с прокуратурой. 26 июля 2018 года Ламонова осудили в особом порядке к пяти годам строгого режима со штрафом 32 миллиона рублей.

Между тем Максименко признать вину отказался. В апреле 2018-го он получил 13 лет строгого режима со штрафом 165 миллионов рублей. 31 июля 2018 года Верховный суд подтвердил приговор.

В августе 2018 года Никандров получил 5 с половиной лет общего режима. В дальнейшем ему пересчитали срок, проведенный в СИЗО, из расчета день за полтора. В мае 2019 года его освободили условно-досрочно.

При этом Максименко и Ламонов, передавал Интерфакс, были осуждены по эпизоду получения другой взятки от Шакро. Ее сумма составляла 500 тысяч долларов, а посредником в передаче называли бизнесмена Олега Шейхаметова. 10 августа 2018 года, однако, РИА “Новости” передало, что теперь против Максименко открыто дело о получении миллионной взятки, за которую получил срок Никандров.

Крамаренко арестовали в конце декабря 2017 года. Он ушел из следственного ведомства как раз летом 2016 года и далее работал в некоей структуре “Роснефти”.

Дрыманов был задержан и арестован в июле 2018-го. ФСБ длительное время пыталась привлечь чиновника по делу, однако председатель СКР Александр Бастрыкин не давал на это санкции, которая была необходима, пока Дрыманов занимал свою должность. Чиновника задержали лишь после увольнения.

Шакро Молодой в марте 2018 года получил 9 лет 10 месяцев строгого режима по делу о вымогательстве.

Московский главк СКР Дрыманов возглавлял с февраля 2015-го. В предшествующие годы он участвовал в следствии по второму делу ЮКОСа, руководил расследованием “геноцида” жителей Южной Осетии, вел дело генерала Госнаркоконтроля Александра Бульбова.

В июне 2014-го Дрыманов стал начальником вновь созданного “украинского” управления СКР, занявшегося делами о “применении запрещенных средств и методов ведения войны”. В октябре того же года стало известно, что он требовал от прибывшей в Россию Марии Савченко, матери заложницы Надежды Савченко, чтобы та убедила политзаключенную отказаться от своих адвокатов, нанятых властями Украины, и взять тех защитников, которых предложит следствие.