Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » Политика

Формула Штайнмайера – Коломойского

Воскресенье, 17 ноября 2019

Нет, окончательная дата саммита нормандской четверки еще не установлена. В канцелярии Эмманюэля Макрона и в Офисе президента Украины поторопились с объявлением о том, что встреча назначена на 9 декабря. Разумеется, не исключено, что Владимир Владимирович согласится приехать в Париж, чтобы там познакомиться с Владимиром Александровичем, но в какой-нибудь другой день. Или в тот самый. А может, и не согласится. Непонятно.

События вроде бы развиваются по оптимистичному сценарию. Вообще все они полны оптимизма – и анонимный источник в Кремле, и пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков, и помощник Путина по внешнеполитическим делам Юрий Ушаков. Одновременно в Москве принято решение вернуть Киеву корабли, захваченные год назад в Керченском проливе. Не прошло и шести месяцев с того дня, как Международный трибунал ООН по морскому праву обязал Россию немедленно передать эти суда Украине вместе с моряками, – и вот вам пожалуйста. В сентябре по итогам большого обмена военнопленными захваченные и избитые в море воротились домой. А теперь и корабли возвращаются. Все как бы указывает на то, что саммит во французской столице – событие неизбежное. Тем не менее в Москве сочли необходимым усомниться в том, что встреча обязательно случится, сохраняя интригу.

Да и откуда нам взять уверенность в том, что знакомство Путина и Зеленского непременно состоится, непременно в Париже, непременно 9 декабря или хотя бы в этом году? Мы знаем лишь, что украинский президент ужасно хочет быть представленным и пожать руку российскому коллеге. Он мечтает раз и навсегда помирить два братских, воюющих ныне между собой народа – свой и путинский. Догадываемся также, для чего французский президент в последнее время стал так заискивать перед Кремлем, диагностируя “смерть мозга НАТО” и высказываясь в том духе, что незачем было Североатлантическому альянсу сильно расширяться на Восток. “Шрёдеризация” Макрона связана с тем, что он ощутил себя миссионером, способным возглавить Европу и явиться провозвестником грядущего сближения Запада с Россией.

Однако эти их миротворческие порывы едва ли вызывают однозначно положительный отклик у того, с кем они надеются встретиться, договориться, подружиться. Ибо Владимир Владимирович по природе своей недоверчив. Оттого первой его реакцией на хорошие с виду новости из европейских столиц становится созыв Совета безопасности РФ, где он в компании с Патрушевым, Ивановым, Лавровым, Бортниковым, Шойгу и другими мудрецами пытается постичь, как ему дальше действовать. Да, похоже на то, что враги опять прогибаются перед ним, но достойны ли они того, чтобы он осчастливил их саммитом? Нет ли тут какого подвоха?

Вот, например, олигарх Коломойский, который считается спонсором и кукловодом Зеленского, выступил недавно на страницах The New York Times с целым рядом панических заявлений. Сказал, что украинцам надо отвернуться от Запада и снова подружиться с Россией, что Киеву нужно не у МВФ брать кредиты, а у Москвы, причем сразу “100 млрд долларов” – и всё, и через пять-десять лет “кровь будет забыта”. Золотые слова, но не кроются ли в них тайный расчет и тайная издевка? Известно же, что МВФ настаивает на том, что “Приватбанк” не должен быть возвращен Коломойскому, потому, вероятно, олигарх и хлопочет об очередном воссоединении Киева с Москвой. И что это за сумма несуразная – сто миллиардов? А если забывчивые украинцы кредиты возьмут и потом опять побегут на Запад?

Имеются и другие проблемы, которые Владимиру Владимировичу хочется, наверное, порешать, прежде чем отправляться в Париж и после еще выходить к микрофонам. Проблема “Газпрома”, который проиграл много денег “Нафтогазу” в Стокгольмском арбитражном суде и просит победителей про эти миллиарды не вспоминать, угрожая в ином случае отказаться от транзита энергоносителей через Украину, когда заработает “Северный поток – 2″. Проблема Донбасса и закона о его особом статусе, срок действия которого завершается 31 декабря и должен быть, по мнению Путина, обязательно продлен. Короче, у него накопились вопросы к уважаемому партнеру, и ответы на них он предпочел бы получить немедленно. Выкручивая руки Зеленскому задолго до того, как они обменяются первым рукопожатием.

Это происходит и в рамках закулисного торга, и на тех площадках, где российский президент подробно и с удовольствием размышляет вслух о перспективах развития российско-украинских отношений. “Украина должна искать счастье не за морями, – поучает он Зеленского. – За морем и телушка – полушка, но дорог перевоз. Знаете такую русскую пословицу? Так вот, не за морем, не за океаном нужно искать счастье, а со своими соседями договариваться”. Это еще можно назвать формулой Штайнмайера – Коломойского, в соответствии с которой украинскому президенту следует развеять буквально все опасения подозрительного Владимира Владимировича. Ну, хотя бы предварительно пообещать, что счастья за океаном он искать не будет, и нужды “Газпрома” готов учесть, и боевикам согласен пролонгировать особый статус, и Украину, если понадобится, продать по сходной цене. А иначе зачем встречаться? В Офисе президента Голобородько улавливают эти сигналы и не спешат с комментариями, дабы подтвердить старую дату, уточнить новую или отказаться от саммита на условиях, которые настырно диктует Брат.