Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » Политика

Хобби и шуточки

Четверг, 31 октября 2019

В Люблинском райсуде на этой неделе наконец-то состоялся допрос главного свидетеля обвинения по делу “Нового величия” – Родиона Зелинского, также известного как Руслан Д. (полная текстовая трансляция “Медиазоны”).

Началось все с того, что судья Александр Маслов отказался расскречивать личность свидетеля и самостоятельно проверил ее – непонятно, видел он российский паспорт на имя Руслана Данилова (так свидетель представлялся в объяснениях, которые дал полиции), или же настоящий молдавский загранпаспорт Зелинского. Если первое, то перед судом свидетель предстал под вымышленными данными и его показания юридически несостоятельны.

Рассказанное Зелинским прокурору в принципе повторяло канву обвинения: он сообщил о существовании внутри “НВ” “отдела активного действия” для организации “не совсем законных акций, о выездах на тренировки по стрельбе и бросанию коктейлей Молотова, о взаимодействии с другими протестным организациями, о намерении членов “НВ” бить полицейских при задержаниях, о якобы ведущей роли Руслана Костыленкова. Главный прокол, допущенный Зелинским в первый день допроса, – выдуманная им легенда о том, как он платил за офис через анонимного посредника, якобы найденного им на форуме Rutor в даркнете, переводя деньги в биткоинах. В действительности этот форум закрылся летом 2017 года, еще до создания “НВ”.

На второй день, когда вопросы задавали адвокаты, Зелинский честно признался в провокаторстве: сказал, что вступать в различные организации, следить за их членами, собирать личные данные “революционеров” – это его “хобби”. Когда речь снова зашла об оплате помещения, Зелинский сказал, что платил не биткоинами, а через QIWI-кошелек посреднику, оставляя ему комиссию – 30 процентов от суммы аренды.

Наконец, Зелинский признался в том, что переписка из телеграм-чата “НВ”, переданная им следствию, была выгружена из чата неким третьим лицом, которому он получил это сделать, при этом в нее были внесены изменения – рядом с сообщениями были написаны настоящие имена авторов (откуда они появились, Зелинский сказать затруднился). Таким образом, подлинника переписки в деле нет, а потому одно из основных доказательств обвинения следует признать недопустимым.

Неизвестно, появится ли Зелинский в суде снова (его допрос прервали по инициативе прокурора), но его признаний уже достаточно для прекращения дела.