Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » Политика

Стомахин на пути к свободе

Четверг, 1 августа 2019

Вернулись мы в Москву с Феликсом Шведовским из очередной поездки в тюрьму к Борису Стомахину. И как-то странно осознавать, что это свидание уже последнее. Но это факт! 20 сентября Борису по ИХ закону положено выйти на волю. Семилетний срок за нехорошие слова в “ЖЖ” почти закончился.

Конечно, Борис считает дни. Не могу представить себе, как он это бесконечное мученье пережил. Сидение год за годом в каменной крепости, в одиночке, без единого нормального человека поблизости. Так было и в пермском лагере ИК-10, пока его за “нарушение лагерного режима” не наказали еще более жeсткими условиями – крытой тюрьмой в Балашове.

Хочу напомнить, что в такую “крытку” могут легко не пустить к узнику адвоката, а пустив, могут запретить фотографировать или снимать видео. И шмон адвокату временами устраивают как на входе, так и на выходе, что является полным произволом.

У меня на этот раз отобрали блокнот и ручку, чего раньше не было. Сказали: “не положено”. Наверное, не хотят, чтобы я про их тюрягу правду писала.

Вообще эта поездка оставила очень тягостное впечатление. Выяснилось неожиданно, что в пять часов вечера в Балашове полный ступор настает. Увозят лотки с мороженым. Закрывают почту, банк, кино, кафе, магазины и автобусную станцию. Перестает ходить любой транспорт. В областной центр Саратов в пять вечера из Балашова ни поезд, ни автобус уже не едут. Вокруг тебя просто мертвая зона. Жди утра либо плати кучу денег частнику, чтобы доехать до Саратова, откуда ходят поезда на Москву.

Как сидится Борису в таком заколдованном царстве ближе к концу срока? Привычный дуэт шмональщиков, “рыжий и мелкий”, никуда не делись: в конце прошлого месяца они снова весело ввалились в его камеру, чтобы добрать тюремную норму шмонов (восемь “законных”обысков в месяц) за июль. Им просто наглость не позволяет упустить шанс порыться в чужих сумках, повертеть в руках личные вещи узника, понимая, как это злит Бориса. Ведь приходится молча терпеть издевательскую процедуру – они все делают “в соответствии с законом”.

Кстати, этот “закон” сработал-таки в отношении “отморозка-меломана”, как прозвал его Стомахин. Этот “меломан” – сосед по коридору с Борисом. И он весь тюремный этаж просто на уши месяцами ставил по ночам оглушительной музыкой из приемника, не давая никому спать. Как такое возможно при строгостях “крытки”? Возможно, если ты не политзек, а криминальный авторитет, “вор в законе”. Такое издевательство даже поощряется. Борис многое успел узнать про этого “меломана”, который в заключении находится с небольшими перерывами, с малолетки, лет 20 уже. На первом сроке он был “завхозом карантина”, а это означает, что человек конченая мразь. Что он готов отбирать вещи у вновь прибывших зэков, безнаказнно бить их, шантажировать, требовать через родственников денег. Делается это по благословению администрации, разумеется. Такой “ссученный” зек – это предельная степень падения даже по тюремным меркам. И вот благодаря множеству отправленных администрации ФСИН Саратовской области заявлений и жалоб от заключенных, в том числе и от друзей Стомахина, удалось-таки эту музыкальную шкатулку заткнуть.

Конечно, будучи своим в этой среде, замечательный сосед старается отомстить. Через кормушку высовываясь в коридор, он регулярно вопит в адрес Бориса оскорбления и призывы к расправе, натравливая на него вертухаев и других зэков, так как считает Бориса “правозащитником”, а значит – чужаком, заслуживающим кары. Немудрено, что начальнички провокатора не останавливают. Политзек у них в “крытке” один, и его положено гнобить просто по кодексу их гулаговской “чести”.

Эти последние месяцы несвободы – самые томительные. И самые опасные, конечно же. Судьбу Бориса решили в свое время три приговора, основанные на лживых показаниях от лингвистов-псевдоэкспертов. Распознавших в текстах Бориса какие- то “призывы” и “оправдания”. Вспоминаются провокации против других узников совести. Мы помним, как ловко завели новое дело против анархиста Ильи Романова, состряпали новую уголовку Богдану Голонкову, фигуранту дела выдуманной АБТО. Мы хорошо помним, как они убивали Сергея Мохнаткина, обманом и подлостью продлевая ему срок. Сергей сейчас освободился, но не вылезает из больниц – так покалечили его в застенках.

Сейчас они .неустанно пытают Владимира Балуха, Павла Гриба, Эдема Бекирова. Не собираются освобождать Олега Сенцова и украинских моряков. Очевидно, что вести с ними переговоры бессмысленно. Нужен арест активов и арест самих персонажей, стоящих у руля РФ. Эмбарго на продажу нефти и отказ от любого сотрудничества.
Ничто другое не сработает.

Cтоличные граждане очнулись и вышли за свои поруганные права на улицу 27 июля, когда уже поздно метаться. Что-то бухтеть про “выборы” точно поздно, в Мосгордуре все места закреплены за своими. И делиться никто не собирается. А кто не понял, тот поймет. Росгвардия объяснит всем бестолковым с помощью спецсредств.

В таком взгляде на нынешние “выборы” в Моcгордуру мы с Борисом вполне сходимся. Конечно, протестная повестка куда шире и серьезнее, чем претензии на включение в путинские структуры в надежде что-то там поменять. Сейчас независимые кандидаты в депутаты под административным арестом. Кому-то уже светит уголовка. И стало в который раз очевидно, что такую власть надо полностью демонтировать, а не встраиваться в нее.

Теперь цели митингующих поневоле изменятся. Борис Стомахин в этом уверен. Каждый раз он выходит на свободу в другой, но все же узнаваемой для него печальной стране. В которой всегда “поздно, но надо” что-то срочно менять.