Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » Политика

Мост здесь неуместен

Понедельник, 8 июля 2019

Если свалиться с Луны и узнать, что россияне с украинцами, два братских народа, решили провести телемарафон, в ходе которого обсудить накопившиеся вопросы, то эту идею нельзя не поприветствовать. Хорошая же идея. Вообще люди должны общаться, обмениваться мыслями, разговаривать. Так видится этот сюжет свалившемуся с Луны.

Если же оценивать данное событие с точки зрения человека, твердо стоящего на земле и вовлеченного в наши скорбные российско-украинские дела, то предложенная идея вызовет чувства весьма сложные. С одной стороны, известно, что братские народы в течение пяти с лишним лет погружены в братоубийственную войну, развязанную Россией, с этим делом надо кончать, так что любой диалог между людьми лучше, чем бесконечная стрельба в донецко-луганских степях и перелесках. С другой стороны, непонятно, о чем братским народам, собравшимся в телевизионных студиях, переговариваться, когда заранее известно, что ни на какие компромиссы развязавшие войну идти не намерены. Крым оккупирован, согласно российским реляциям, навсегда, а что касается Донбасса, то Украина должна согласиться на его полную подконтрольность РФ при условии, что избранные там депутаты будут допущены в Верховную раду и станут проводить там российскую политику.

А если углубиться в тему, то выяснится, что для многих громадян такого рода переговоры сродни государственной измене. Ибо вести их, незадолго до парламентских выборов на Украине, собирались довольно специфические переговорщики. Кремль, выделивший для своих “простых миролюбивых граждан” государственный телеканал “Россия 24″, и украинский олигарх Виктор Медведчук, политический бенефициар телеканала NewsOne. Известный также своей принадлежностью к партии “Оппозиционная платформа” и тем, что является кумом президента РФ Владимира Путина. Получается, что верные своему национальному лидеру россияне в ходе этого телемоста должны были дискутировать с пропутински ориентированными украинцами, и это придавало всей затее какой-то странный оттенок.

Кремлю она была выгодна. Кремлевскому куму – безусловно. Его избирателям, которые в массе своей составляют вторую по значимости партию в стране, тоже. А вот другой Украине, которая противостоит агрессору и не готова участвовать в бестолковых телевизионных шоу, повышая рейтинги “Оппозиционной платформы”, это было не нужно.

Потому телемарафон обернулся скандалом, в ходе которого как раз и прозвучали обвинения в госизмене, и само мероприятие было отменено за пять дней до начала. Впрочем, ситуация до сих пор остается крайне запутанной даже для экспертов, внимательно отслеживающих ее в течение последних пяти лет. Главная проблема тут сводится к тому, что после президентских выборов и победы на них Владимира Зеленского не вполне понятна позиция официального Киева. До поры на Банковой скорее отмалчивались, никак не высказываясь по поводу телемарафона, и это значило, что команде нового президента в принципе не чужды соглашательские настроения. Диктуемые тем обстоятельством, что сегодня никто в подлунном мире не склонен вписываться за Киев и всерьез его защищать, вспоминая, к примеру, про Будапештские соглашения, гарантировавшие Украине нерушимость границ.

Чуть позже, когда скандал полыхал уже ярким пламенем и президенту ставили ультиматум, давая сутки на обдумывание его отношения к “информационной диверсии”, перед офисом NewsOne стояла толпа несогласных, активистов партии “Голос” Святослава Вакарчука, требуя наказания предателей, прорезался голос и у президента. В акции Медведчука он обнаружил признаки “дешевого пиара” и, буквально не сходя с места, нашел выход из положения. Он предложил своему российскому коллеге как можно скорее встретиться в Минске, позвав также на эту встречу президентов США и Франции, премьер-министра Великобритании и фрау канцлерин, дабы обсудить с ними «чей Крым и кого нет в Донбассе». Из них, приглашенных Зеленским в столицу Беларуси, пока с благодарностью откликнулся один лишь Лукашенко, но и это, согласитесь, немало. Начало, как говорится, положено.

Если же говорить всерьез, то не надо сваливаться с Луны, чтобы радоваться любой возможности диалога Москвы с Киевом в присутствии лидеров мировых держав. Сложность, однако, в том, что шанс на такую встречу эфемерен, а цена, которую в Европе и на Банковой готовы платить за одни лишь намеки на возможность содержательных переговоров, непомерно высока. Насколько можно понять, одним из условий возобновления коммуникаций было возвращение российской делегации права голоса в ПАСЕ. Потом была попытка вербовки миллионов украинских граждан в рамках телемоста, но она провалилась, и в метаниях Владимира Зеленского отражались его надежды и страхи. Теперь на повестке дня дело о госизмене, но у него нет перспектив, и это, быть может, к лучшему. Заложников с обеих сторон и так хватает, а проигрыш Медведчука накануне выборов, вероятно, хоть немного улучшит климат внутри страны. Ни о чем другом, кроме локальных поражений российской агентуры и внезапных вспышек патриотизма у Зеленского, в эти дни мечтать не приходится.

Разве что о том, что западные политики вновь, как пять лет назад, осознают необходимость постоянного давления на путинскую Россию и демонстрации солидарности с оккупированной страной. Тогда и украинцам станет полегче, а совсем уж обнаглевшим кремлевским кумовьям потяжелей. Что ж, помечтаем, преисполнившись оптимизма и благостного неведения, словно свалившиеся с Луны.