Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » Политика

“Подготовка теракта” в Казанском соборе: Ефимов получил 5 лет строгого режима

Среда, 8 августа 2018

Коллегия Московского окружного военного суда под председательством Романа Кифоренко на выездной сессии в помещении Ленинградского окружного военного суда приговорила 19-летнего петербуржца Евгения Ефимова к пяти годам строгого режима со штрафом 100 тысяч рублей по обвинению в подготовке теракта в Казанском соборе. Об этом сообщает Фонтанка.Ру.

Ефимов объявлен виновным по части 1 статьи 30 – части 1 статьи 205 (подготовка теракта) и части 1 статьи 223.1 УК (незаконное изготовление взрывчатки; от 3 до 6 лет). Как утверждается в приговоре, в ноябре прошлого года подсудимый задумал совершить в Казанском соборе самоподрыв, о чем сообщил в Telegram своим знакомым.

Прокурор запрашивал для подсудимого пять с половиной лет строгого режима со штрафом 100 тысяч рублей.

Весь процесс занял лишь одно заседание, продлившееся около трех часов. Как можно предположить, слушания прошли в особом порядке. Известно, что Ефимов признал вину и заключил досудебное соглашение с прокуратурой.

В последнем слове Ефимов заявил: “Я бы хотел извиниться перед прокурором, государством и жителями Петербурга. В СИЗО я осознал, что мои намерения были неверными, и отказался от этих мыслей. В дальнейшем я хочу сдать экзамены, поступить в университет”.

Процесс был закрыт от публики и прессы – в открытом режиме лишь огласили обвинительное заключение и заслушали отношение к обвинению подсудимого и его адвоката Александра Почуева. Как передавало РИА “Новости”, сам Почуев настаивал на полном закрытии слушаний. Он ссылался на то, что матери Ефимова поступали угрозы, у самого же обвиняемого также есть основания опасаться применения к нему физического воздействия. Кроме того, юрист указывал, что в процессе предполагается огласить сведения о личной жизни Ефимова, в частности о его психическом здоровье.

Сам подсудимый ходатайство поддержал.

Со своей стороны, прокурор предложил закрыть слушания частично. Именно такое решение и приняла судейская коллегия.

Приговор адвокат Почуев раскритиковал. Он не оспаривал виновности своего клиента, однако заметил журналистам, что “степень общественной опасности можно было снизить” и “дать общий режим”. Он пообещал обжаловать решение в части режима и штрафа.

Перед началом заседания Почуев заявлял прессе, что, хотя вина Ефимова доказана, нужно учитывать его молодой возраст и соответствующую “психологическую незрелость”. Также, отмечал юрист, есть сведения, что обвиняемый еще до задержания по собственной инициативе отказался от совершения теракта и изготовленную им взрывчатку выбросил.

В письме, озаглавленном “Зачем я защищаю террориста”, которое Фонтанка.Ру опубликовала 29 декабря 2017 года, Почуев фактически выразил солидарность с позицией ФСБ. В частности, юрист заявлял: “Сейчас многие силы пытаются раскачать лодку в стране. Немудрено, что резонанс этого дела многие “оранжевые” СМИ пытаются использовать для дестабилизации нашей Родины… Как руководитель адвокатской группы защиты Евгения Ефимова я официально заявляю об отсутствии на данный момент признаков какого-либо давления, пыток или иного воздействия на нашего подзащитного. Со стороны следствия нет никаких препятствий защите его прав”.

При этом полутора неделями ранее Почуев указывал на фальсификации в деле. Во-первых, отмечал юрист, Ефимов был задержан утром 13 декабря – на съемке его задержания, которую распространила спецслужба, на улице светло. Между тем на суде об аресте подозреваемого следователь УФСБ по Петербургу и Ленинградской области Макар Аршинский утверждал, будто фактически Ефимова задержали в 1 час ночи 14-го числа, а первый допрос был проведен в 2:25.

Во-вторых, заявлял Почуев, на видео задержания Ефимов “совершенно спокоен”. “Не оказывает никакого сопротивления. Ни с кем не спорит. Это вызывает сомнения”, – передавала слова адвоката “Новая газета”.

В-третьих, Почуев обращал внимание, что среди взрывчатки, хранение которой приписывается Ефимову, упоминается пероксид ацетона. “Дети им часто взрывают игрушки, – заявлял Почуев. – Это не какое-то сверхсекретное вещество. Но, как мне объяснили специалисты, его очень сложно хранить: может сдетонировать в любой момент. Странно использовать для теракта именно его”.

Наконец, подчеркивал адвокат, “парню едва исполнилось 18 лет, а его выдают за лидера подпольного бандформирования”. “Чтобы в таком возрасте стать им, надо быть очень выдающимся, что в ситуации с Женей – маловероятно, – отмечал Почуев. – Скорее всего, на данный момент кому-то выгодно сделать его крайним”.

Хотя Ефимов и дает признательные показания, заявлял тогда адвокат, нельзя исключить, что это самооговор.

Судья Кифоренко, возглавлявший коллегию по делу Ефимова, председательствовал и в коллегии, которая накануне осудила к шести годам общего режима приезжего из Узбекистана Феруза Инакова, объявленного вербовщиком “Исламского государства”. Сам Инаков вину не признал.

О предотвращении теракта в Казанском соборе Петербурга ФСБ объявила 15 декабря. Два дня спустя на сайте Кремля появилось сообщение, согласно которому информацию, позволившую задержать подозреваемых, ФСБ получила от ЦРУ. Утверждалось, что Владимир Путин позвонил президенту США Дональду Трампу и поблагодарил его за помощь, а также попросил передать благодарности тогдашнему директору ЦРУ Майку Помпео и его подчиненным.

Между тем еще ранее сообщалось, что донос на Ефимова подал петербуржец, у которого молодой человек арендовал контейнер. Утверждалось, что именно в этом контейнере Ефимов и держал взрывчатку. Как эта информация соотносится с сообщением на сайте Кремля, непонятно.

Заявлялось, что всего по делу задержаны семь человек. В дальнейшем, однако, появилась информация об аресте всего лишь пяти из них. Сведений о судьбе еще двух задержанных не публиковалось. СМИ не исключали, что их вовсе не стали привлекать по делу и отпустили.

При этом фигурантами дела о терроризме стали лишь двое: Ефимов и 23-летний уроженец Казахстана с российским гражданством Андрей Кобец. Кобцу вменили часть 5 статьи 33 – часть 1 статьи 30 – часть 1 статьи 205 УК (пособничество в приготовлении к теракту; до 7 с половиной лет). Как утверждалось, он консультировал Ефимова относительно подготовки теракта, а также помогал с выбором места взрыва. Сообщалось, что Кобец также дает признательные показания.

Как можно предположить, материалы в отношении двух фигурантов разделили после соглашения Ефимова с прокуратурой. Кобец остается под следствием. Как раз в четверг Выборгский райсуд Петербурга должен рассмотреть ходатайство ФСБ об очередном продлении ему ареста.

Что же касается оставшихся троих задержанных – это приезжий из Дагестана Шамиль Омаргаджиев, приезжий из Ингушетии Алисхан Эсмурзиев и гражданин Таджикистана Фируз Калавуров, – то ФСБ почти сразу отказалась от идеи обвинить их собственно в подготовке теракта. Первым двум вменили часть 1 статьи 222 (незаконный оборот оружия), а Калавурову – часть 1 статьи 223 УК (незаконный оборот взрывчатки); дела против них спецслужба передала на расследование в полицию. Позже всем троим добавили еще одно обвинение – по статье 205.6 кодекса (несообщение о преступлении).

Омаргаджиев 21 июня получил в особом порядке два с половиной года общего режима. Эсмурзиеву – также в особом порядке – 27 июня дали два года колонии-поселения. Калавуров, в отличие от них, вину не признал. Его дело с июня месяца слушает судья Смольнинского райсуда Петербурга Анжелика Морозова. Ближайшее заседание назначено на 23 августа, начало в 11 часов.

Омаргаджиев и Эсмурзиев после задержания подвергались пыткам. Если об издевательствах над Эсмурзиевым стало известно почти сразу, то о пытках Омаргаджиева лишь после приговора сообщила “Медиазона”.