Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » Общество

Аресты по симферопольскому делу “Хизб ут-тахрир” продлены до 11 апреля

Суббота, 10 февраля 2018

Судьи верховного суда аннексированного Крыма продлили фигурантам симферопольского дела “Хизб ут-тахрир” сроки арестов еще на два месяца, а всего до полутора лет с момента задержания – до 11 апреля. О заседаниях, прошедших в пятницу, тогда же сообщила “Крымская солидарность”.

Как следует из расписания слушаний на сайте суда, с ходатайствами о продлении политзекам сроков содержания в СИЗО обратился старший следователь УФСБ по аннексированным Крыму и Севастополю майор юстиции Р. Горбачев. Решение в отношении Теймура Абдуллаева вынес судья Константин Караваев, в отношении его брата Узеира (Узаира) Абдуллаева и Эмиля Джемаденова – Алла Овчинникова, а в отношении Рустема Исмаилова и Айдера Салединова – Михаил Соболюк.

Заседания в очередной раз незаконно проводились в закрытом режиме. Кроме того, адвокату Эдему Семедляеву, который защищает Джемаденова, судья Овчинникова запретила вести аудиозапись слушаний, что прямо нарушает часть 5 статьи 247 российского УПК (гласность).

Согласно частям 3, 4 статьи 109 этого же кодекса (сроки содержания под стражей) полтора года – предельный срок заключения в СИЗО до окончания следствия для обвиняемых в особо тяжких преступлениях. Чтобы иметь возможность и дальше удерживать политзеков под арестом, ФСБ должна в ближайшие два месяца завершить расследование и предоставить материалы дела для ознакомления фигурантам и их адвокатам.

Как ранее сообщал Эмиль Курбединов, адвокат Теймура Абдуллаева, делом занимаются 17 следователей крымского главка ФСБ.

Экспедитор-инкассатор Джемаденов и строитель Исмаилов до ареста жили в симферопольском микрорайоне Каменке; братья Абдуллаевы (по отцу азербайджанцы, уроженцы Баку), работавшие тренерами по тхэквондо, и строитель Салединов – в пригороде столицы региона Строгановке. Всех пятерых задержали 12 октября 2016 года и на другой день отправили в СИЗО.

Теймуру Абдуллаеву инкриминировали часть 1 статьи 205.5 российского УК (организация деятельности террористической организации; срок от 15 лет до пожизненного), остальным – часть 2 этой же статьи (участие в деятельности террористической организации; от 10 до 20 лет колонии).

Позже, как можно заключить из нынешней карточки слушаний о продлении ареста Салединову, фигурантам были вменены также часть 1 статьи 30 – статья 278 кодекса (приготовление к насильственному захвату власти; до 10 лет).

Ранее подобные обвинения были дополнительно предъявлены фигурантам ялтинско-алуштинского и первого бахчисарайского дел “Хизб ут-тахрир”. На момент ареста фигурантов этих дел часть 2 статьи 205.5 предусматривала лишь от 5 до 10 лет колонии и всех, кроме основных фигурантов, обвинявшихся по части 1 этой же статьи, обязаны были выпустить из СИЗО по истечении года, если ФСБ не успевала завершить следствие. Обвинения по особо тяжкой статье 278 позволяли удерживать политзеков в СИЗО уже не до года, а до полутора лет. Фигурантам первого севастопольского дела “Хизб ут-тахрир”, которое было расследовано быстрее чем за год, 278-ю статью не вменяли.

На момент арестов по симферопольскому делу состав части 2 статьи 205.5 был переведен из разряда тяжких в категорию особо тяжких. Таким образом, необходимость дополнительно вменять фигурантам 278-ю статью, чтобы удерживать их в СИЗО до полутора лет, отпала – теперь для этого достаточно обвинения по статье 205.5. Однако ФСБ, инкриминировав статью 278 арестованным по двум предыдущим делам “Хизб ут-тахрир”, поступила так же и с фигурантами симферопольского дела.

Никто из политзеков вину не признает.

8 ноября 2017 года жены четырех из пяти фигурантов дела – Алиме Абдуллаева (супруга Теймура Абдуллаева), Фера Абдуллаева (супруга Узеира Абдуллаева), Фатма Исмаилова и Гузель Салединова – были вместе с тремя другими крымскими татарками без объяснения причин задержаны российскими пограничниками на погранпункте “Армянск” при возвращении в аннексированный Крым из Херсона. Каждую из семерых женщин опросили. Силовиков интересовало, кто мужья и родственники задержанных, на какие средства живут родители, не собираются ли задержанные уезжать в “Исламское государство”, зачем они посещали Херсон и не встречались ли они там “с кем-то, кто мог нарушить закон”. Салединовой и Алиме Абдуллаевой стало плохо; вторая из женщин потеряла сознание.

Через несколько часов, после прибытия на “Армянск” адвоката Семедляева, всех семерых отпустили.

8 декабря на Феру Абдуллаеву был сфабрикован административный протокол о неповиновении судебному приставу, когда она в верховном суде Крыма отказалась по требованию силовика спуститься на другой этаж, поскольку ожидала встречи с адвокатом мужа. В протоколе пристав написал, будто Абдуллаева кричала, ругалась и мешала ходу заседаний. 6 февраля нынешнего года мировая судья по итогам двух заседаний прекратила дело против Абдуллаевой за недоказанностью обвинения.