Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » Новости Дня

Суд в Петербурге начал слушания по существу “террористического” дела курсанта Осипова

Вторник, 9 января 2018

В Петербурге начались слушания по существу дела о терроризме, сфабрикованному против курсанта Военно-космической академии им. Можайского Вадима Осипова, сообщает Интерфакс. Коллегия Московского окружного военного суда под председательством Евгения Зубова проводит выездное заседание в помещении Ленинградского окружного военного суда.

Разбирательство предполагалось начать днем раньше, однако на слушаниях 9 января судьи лишь установили личность обвиняемого.

“В ходе личных встреч и общения, а также используя собственную страницу, переписываясь на личном телефоне через бесплатный кроссплатформенный мессенджер для смартфонов и других устройств Telegram, Осипов склонял путем уговоров и предложений, вовлекал Татаринова, Аванесяна, Андриевского, Крупина и Микуцкого к совершению спланированного террористического акта путем захвата казармы, хищения вверенного под охрану оружия и боеприпасов, совершения взрыва с поджогом в казарме и на прилегающей к ней территории плаца, а также массового расстрела курсантов”, – излагает агентство суть обвинительного заключения. По его словам, курсант действовал умышленно “в целях дестабилизации деятельности органов власти Российской Федерации и органов военного управления академии”.

После оглашения обвинения суд перешел к допросу свидетелей. В частности, отмечает в своем твиттере журналист Давид Френкель, был допрошен майор ФСБ Сергей Круть, который и вел разработку Осипова перед возбуждением против курсанта дела. “Вы понимаете, что планы Осипова были нереальны?” – поинтересовался у Крутя судья Зубов. “Мы все равно должны отработать, – ответил оперативник. – Была бы паника, шанс у него был”.

Фонтанка.Ру передает, что Круть также заявил об Осипове: “Для него человеческая жизнь не имеет никакой ценности”.

Позже адвокат политзека Виталий Черкасов уточнил на своей ФБ-странице, что был допрошен и второй оперативник спецслужбы, участвовавший в разработке Осипова. Оба силовика в ответ на вопросы адвоката отметили, что “проводились серьезные оперативно-разыскные мероприятия с целью изобличения Осипова в том, что он приискивал или изготавливал средства или орудия совершения взрывов и поджогов”, однако ни бомб, ни компонентов для их изготовления у курсанта не обнаружили.

Также в среду были допрошены пятеро курсантов, проходящих по делу свидетелями. Цилютин, Крупин и Микуцкий определенно ответили, что Осипов не склонял их к совершению терактов. Андриевский заявил, что подсудимый его “напрямую не склонял”, однако не сумел внятно пояснить, как в таком случае Осипов подстрекал его.

Аванесян рассказал, что один раз Осипов предложил ему захватить казарму. Черкасов поинтересовался: “Он делился планом захвата, распределял роли, называл конкретную дату, время?” На этот вопрос свидетель ответил отрицательно.

“Отмечу, что курсанта Аванесяна на всем протяжении предварительного следствия “курировал” один из ранее допрошенных сотрудников, – добавил адвокат. – ФСБ’шник три раза опрашивал по своей инициативе курсанта, а не по отдельному поручению следователя. И нет гарантии, что не с целью корректировки его показаний”.

Слушания продолжатся 11 января; начало в 12 часов.

Как отмечал Черкасов Интерфаксу, его подзащитный – “впечатлительный молодой человек с богатой фантазией”. План захвата казармы Осипов разрабатывал, не намереваясь его исполнять. По словам защитника, разговоры Осипова про теракты и его однокурсники “воспринимали как черный юмор и не придавали его словам значения”. “Получается, если придерживаться версии следствия, что Осипов вербовал своих сокурсников для участия в каких-то преступлениях, подчинить их своей воле ему не удалось”, – сказал Черкасов.

“После питерского теракта ФСБ явно получила карт-бланш по любым уголовным делам о терроризме, особенно, в Петербурге. Отсюда дело курсанта Осипова, – заявил Черкасов накануне. – Следователь ФСБ склонял Осипова к признательным показаниям, к отказу от защитника, отобрал у него подписку о неразглашении, пытался возбудить в отношении адвоката уголовное дело”.

25 декабря на предварительных слушаниях арест Осипова продлили до 12 июня, то есть до полугода с момента поступления дела в суд.

Осипову 19 лет, он сирота из Оренбурга. В академии учился на 1-м курсе факультета топогеодезического обеспечения и картографии. Курсанту вменены часть 1 статьи 205.1 УК (содействие терроризму; от 5 до 10 лет колонии) и часть 1 статьи 30 – пункт “б” части 3 статьи 205 кодекса (приготовление к теракту, который мог бы повлечь умышленное причинение смерти; также до 10 лет).

Сам Осипов вину не признает.

Дело было открыто 8 апреля 2017 года. В ночь на 9 апреля Осипов был задержан, а 10-го числа его арестовали. Как утверждает обвинение, под воздействием книги “Русская кухня. Азбука домашнего терроризма”, включенной в список экстремистских материалов, курсант “стал устойчиво придерживаться экстремистских позиций и идеологии насилия”. Согласно фабуле дела, Осипов превратился в сторонника методов “воздействия на принятие решений органами государственной власти”, связанных с “устрашением военнослужащих и населения с использованием взрывов и поджогов”, а также “насилием в отношении лиц суточного наряда и захватом оружия подразделения”. Конкретно курсанту вменена подготовка к захвату оружейной комнаты академии.

4 апреля во время занятия преподаватель обнаружил у Осипова лист бумаги с начерченным от руки планом казармы и пометками о том, как ее захватить группе невооруженных лиц, с тем чтобы получить доступ к оружейной комнате. В дальнейшем, на следствии, курсант рассказал, что составил план под впечатлением от проводимых с курсантами занятий под названием “Антитеррор”. Он также признался, что был заинтересован появившимися в последнее время сообщениями о терактах, в частности о нападении подполья на базу Росгвардии в Чечне.

Преподаватель передал чертеж прикомандированному к академии оперативнику ФСБ; тот дважды – 4-го и 8-го числа – вызывал курсанта на “беседу”. В ходе “бесед” оперативник интересовался, как бы Осипов действовал, будучи террористом. Курсант, увлекающийся историей диверсионных групп времен германо-советской войны, подробно отвечал на вопросы. В частности, он рассказал, что взорвал бы чайник в руках старшины или заминировал генеральскую дорожку, идущую от плаца к штабу. Позже Осипов заявлял, что по окончании академии сам намеревался устроиться в спецслужбу. “Я полагал, что они просто вербуют меня для работы в ФСБ, поэтому хотел выглядеть в нужном им виде”, – пояснял он свои ответы на вопросы оперативника.

Во время одной из “бесед” как раз и выяснилось, что в смартфоне у курсанта хранится книга “Русская кухня”. “Ее я скачал по той же причине – увлекаюсь историей про диверсантов”, – рассказывал он на следствии.

Следствие вел замначальника отдела по Краснознаменскому гарнизону управления СКР по ракетным войскам стратегического назначения Алексей Суровцев.