Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » Общество

За миллиард до конца света

Четверг, 31 июля 2014

Илья Мильштейн

Статья

Боевые трофейки

И тут же другой фейк – записка главы СБУ Валентина Наливайченко президенту Петру Порошенко о будто бы массовом дезертирстве в украинской армии и ее небоеспособности. И текст вроде бы написан на украинском, и грозная резолюция присутствует. Да вот беда, инициалы президента написали по-русски.

Борис Соколов

28.07.2014

50 миллиардов. 2 миллиарда. 85 процентов. 82 процента.

Цифры ошеломляют, а еще спорят друг с другом, сшибаются, бьются насмерть. Понятно, что Россия, где подавляющее большинство за Путина, не станет выплачивать компенсацию бывшим акционерам “ЮКОСа” по решению Гаагского суда. И по вердикту ЕСПЧ тоже никаких репараций враги не дождутся. Ясно же, что они мстят нам за Украину и Новороссию, за Крым и Славянск, за самолет, который сами и сбили, чтобы погубить любимого Путина и опорочить Россию. 46% наших граждан убеждены в том, что украинские фашисты уничтожили “Боинг” с земли, а еще 36% считают, что бандеровцы угробили его в воздухе. Таковы данные Левада-центра, и убийственные эти цифры склоняют к выводам однозначным.

Россияне не поймут, если начальство исполнит решения этих судов. Начальство безусловно учтет эти настроения. Вообще сегодня они великолепно дополняют друг друга – электорат и власть.

В стране созданы идеальные условия для самоизоляции. Россия не будет платить ни по гаагскому счету, ни по страсбургскому, и в итоге она вылетит отовсюду, откуда еще не вылетела. В том числе из Совета Европы (в ПАСЕ она уже лишена права голоса). А это значит, что российские граждане больше не смогут оспаривать решения своих судов в международных инстанциях. Россияне останутся наедине с национальными судьями и гарантом собственных, не к ночи будь сказано, конституционных прав.

Цифры сшибаются, и когда глубоко и тяжко задумываешься на эту тему, то мысли в голову приходят самого разного качества и свойства. Недобрые в том числе. Мол, если у нас чуть ли не каждый первый за Путина, за крымнаш и за героев Донбасса, то, может, и не нужны россиянам защитники в лице европейских судей? Может, тяга к одиночеству и самоистреблению начертана в российской книге судеб и чем беспощадней очередной вождь гнобит свой народ, чем уверенней ведет его к очередной пропасти, тем громче славят его благодарные подданные? И если патриотизм известного рода ржавчиной разъедает умы и сердца, то что ж тут можно поделать?

Да, но людей все-таки жалко. Люди – они разные, и даже в Северной Корее явные и тайные их помыслы не исчерпываются цифрами, в которых отражены суицидные наклонности и дикая злоба к окружающему миру. Просто людьми, пусть порой и мускулистыми, и закаленными в боях на разных войнах, и с татуировками по всему телу, легко манипулировать, и если годами вбивать в них патриотизм известного рода, и кошмарить, и объявлять самыми крутыми, и методами агитационной хирургии ампутировать совесть, то расчеловечить можно любую нацию. Так что от Пушкина с Толстым, а хоть бы и от Гете с Шиллером останутся только смутные воспоминания.

Потому я и говорю: жалко людей.

А вот кого не жалко, так это нелюдей. И если держаться подальше от политики и политиков и даже Путина всуе не поминать, а говорить исключительно о людях своей профессии, о телевизионном начальстве и “наших корреспондентах” в аду, о блогерах определенного типа, о распятых младенцах и трупах, загруженных в самолет, то разговор выходит короткий. Их все-таки надо судить, нелюдей нашего городка, как Штрейхера. За все, что они сотворили с народом, за эти вот безумные цифры и головы, насильственно набитые трухой. Людей жалко, со всей их доверчивостью и простодушием, а манипуляторов следует покарать.

Нет, не вешать, что вы, откуда вообще такие мысли? И не сажать, поскольку условия в наших тюрьмах пыточные, а пытки запрещены, платить запаримся по страсбургским счетам, если после Путина снова вернемся в Европу. Ну, оштрафовать их, что ли. Погнать с работы.

Вон за экстремизм, фальсификации, клевету, шельмование в блогах массового поражения с сегодняшнего дня будут карать, а Кулистиков и Сунгоркин с Добродеевым и Мамонтов с Киселевым и Габреляновыми чем хуже? В законе о блогерах для привлечения к ответственности трех тысяч посещений хватает, а тут десятки миллионов, пораженных в самый мозг и в душу. Оскотинивание соотечественников, да еще в таких товарных количествах, как сегодня, – это по какой статье проходит? Вероятно, по той же самой, по которой отлучают от профессии в тех странах, где журналисту не позволено растлевать людей.

Впрочем, все это мечты, к тому же несбыточные. На деле блокированы как раз “Грани”, Каспаров.Ру и “ЕЖ”, за невосторженный образ мыслей и национал-предательские новости и колонки, что представляется явлением на свой лад закономерным. Применительно к эпохе и к той журналистике, которая определяет тренд. Применительно к аудитории, сформированной отборной сволочью на гостелеканалах, в газетах и в Сети. Применительно к войне, которую Россия ведет со всем миром. Применительно к цифрам, о которых сказано выше.

Циклопические эти цифры еще ведь и смешиваются между собой, логично дополняя друг друга. Подобно народу и начальству. Потому, собственно, и долги такие накопились, многомиллиардные, что власть невменяема, приговоры басманных судов вопиют к небу и общество погружено в состояние фрустрации со вспышками патриотизма, типа зловещих мерцающих огней посреди трясины. В нее, как Атлантида в пучину веков, погружается огромная великая страна, и цифры лишь фиксируют гибель.

50 миллиардов. 2 миллиарда. 85 процентов. 82 процента. “Поддержите ли вы Путина, если наступит конец света?” – интересуются социологи, и россияне не медлят с ответом, выдавая на-гора свои рекордные цифры. Простые с виду, но такие откровенные и безутешные.